Когда чувствуешь себя странно из-за чужого хорошего английского

В Стокгольме (Швеция) — все ну очень хорошо говорят на английском.

Представьте себе — не-центр (до него на метро ехать еще станции 4), заходите вы в местную мини-«пятёрочку» рядом с домом, а там продавец начинает с вами общаться на английском. И не в жанре «моя с твоя 2 евро», а на нормальном английском. О погоде; о дожде в 29 декабря; о том, что если уж зиму хотите, то стоило поехать на север Швеции; а вы откуда? оу, из России, прикольно… Т.е. нормальный диалог заинтересованного человека, которому скучно стоять целый день за прилавком.

И вот этот когнитивный диссонанс «продуктового у дома в полуподвале» и разговора на очень хорошем английском «о путешествии на север Швеции», заставляло меня чувствовать себя странно. Я не стал бы чувствовать себя странно от такого разговора с нативным спикером (США, Австралия, Англия и т.д.)  А тут будто бы это телепередача розыгрышей со скрытой камерой.

У нас в России, если человек хорошо говорит на английском и это не требования работы/семьи, то это явно ну очень продвинутый человек. Человек, который сознательно инвестировал кучу времени в изучение языка, который для жизни на нашей территории не является жизненно-необходимым. Очень полезным — да, но жизненно-необходимым — вряд ли. Ну и понятно, что с такими стереотипами, продавец выглядит розыгрышем.

Как пример с другой стороны: друг переехал работать по контракту в Бельгию, [мощное пересечение бизнесов на французском, немецком, голландском и, конечно же, английском] но разрешение на работу только у него, а у жены нет. Жене скучно. Я предложил временно неофициально устроиться официанткой. Ну чтобы быть в среде, да и язык подтянуть. Я понимаю, что это не самая прорывная идея. 🙂 На что мне ответили: «Ага, а требование в 4-5 языков к официантам, не хочешь?»

Вот это и создает когнитивный диссонанс. Где-то куча языков — это норма для официанта (не самая интеллектуальная профессия, если сравнить с учеными или программистами), а где-то второй язык — это уже признак продвинутости.

Собственно, пока мы продаем зарубеж не много продуктов и сервисов (считай производную от мозгов) в массе точек касания, а несложное однотипное сырье в 2-3-х точках касания, то большой нужды в умении общаться на иностранном языке у нас не будет. И такие ситуации, как в Швеции, будут производить странное впечатление «скрытой камеры».

P.S. Написал, прочитал и поставил себе задачу на перевод двух своих онлайн-курсов на английский.

P.S.S. Если вы еще не знаете английский, то, возможно, стоить начать учить. Это одна из лучших инвестиций в себя. На английском перед вами откроется масса… нет, океан профессиональной, научной и даже художественной литературы. Про пообщаться с продавцом — ну это же не главное. 🙂

Причина существования зазывал

Нет более доступной и нелицеприятной работы, как зазывала на туристических улицах.  Это мультиканальный спам: зазывалы не только кричат, всучивают бумажки, но еще и лезут к тебе в личное пространство. За это их многие и не любят.

Но главная причина нелюбви к ним — их нежелания учиться. Они не учатся кричать и лезть только к тем, кому это действительно нужно. Ну, например, к такому виду туристу, который когнитивно оглушен от чужого языка, джет-лага, климата, других лиц вокруг, что «о боже, наконец-то ты мил-человек, зовешь в среднюю забегаловку с конскими ценами — я согласен».

Почему не учатся?  Потому нет обратной связи на их неэффективность. Представьте себе, как бы они стали избирательнее, тактичнее и образованней, если бы им отключали голос на 40 минут за каждый неточный зазыв?! И вот тут бы либо эта профессия исчезла, либо мы бы наблюдали мощнейший рост профессионализма и в конце какие-нибудь соревнования на лучшего зазывалу.  Хотя лучше, чтобы исчезла.

Пока нет обратной связи в виде конечного рубля, никто особо улучшаться не будет. Зачем? Нет стимула. Они же и так терпят. Покупают. Пользуются. Приходят на выступления.