Люди чему-то учатся, когда много работают

Люди чему-то учатся, когда много и сознательно работают. Чудес не бывает. Навык и знания — это новые нейронные связи. Если вы думаете, что навык он где-то в другом месте храниться, то уверяю, что нет. Он хранится в нейронных связях.

Эрик Кандел получил нобелевку за исследование над аплизией — в нем он наглядно показал, что обучение и запоминание приводят к образованию новых нейронных связей. И не сразу, а через многократное повторение.

И тут есть две крайности.  Либо «всему не научишь, а поэтому пускай будет приятно» — практика есть, но еще больше всяких разминок и игр. Либо «у нас только 8 часов — все пашем от звонка до звонка» — тут практики много, но она из разряда «кто не успел сделать, как я сказал, тот пускай подойдет к тем, кто успел, или какая разница».

И вот задача хорошего современного тренера не создать атмосферу и позволить группе прикоснуться к прописным истинам, а потом легко и непринужденно сделать 1-2 упражнения, в перемешку с кучей бессмысленных разминок и игр. Нет. Это эдьютеймент. Это очень неплохо на конференции и ярмарке талантов. Люди что-то разок сделали, но от этого навык не получится.

И уж точно не загнать людей в попытке впихнуть невпихуемое.

Задача тренера помочь группе пройти сквозь этот микро ад лекций, заданий-практики и полезной критики. Это нечто посередине между «тренинг понравился, но бесполезно» и «тренинг возненавидели и он сомнительно полезен». А на выходе, мне кажется, получается полезный долгосрочный результат. И людям приятно. 🙂