Что я думаю по поводу дизрапта филантропии

Это заметки по итогам работы над презентацией одного проекта. Презентацию я подготовил, а этим мыслям там места не нашлось. Побочный продукт погружения в тему. Я просто хочу их куда-то слить, чтобы потом, возможно, переосмыслить.

BCG написал, что современные tech-предприниматели  дизраптят филантропию: “A revolution in the field of philanthropy is brewing, driven by Silicon Valley’s young tech billionaires. The founders of eBay, Facebook, PayPal, Napster, and other transformative companies are applying their bold vision and brash, nothing-can-stop-me attitude to some of the world’s most pressing social problems”. Ключевые отличия их дизрапта — делать проекты 1) не в минус, а в прибыль; 2) не только сердце, а сердце и цифры; 3) больше пользы на бакс

Мне кажется, что это просто эволюция бизнеса в поисках выхода из какого-то кризиса.

Например, когда-то было рабство, а потом от рабства ушли, т.к. капитализму для дальнейшей эволюции нужны были активные участники рынка. Миллион рабов, которые ничего не покупают, хуже миллиона недорогих наемных сотрудников, которые что-то да покупают, стимулируют товарооборот и т.д.

На смену рабству пришел менеджмент. Нет рабства средневековья, есть рабство современья —  менеджмент. Всё прекрасно. Рабство — как предыдущая «технология» помогла накопить ресурсы для инноваций. Те люди, кто через рабство закрыли большую часть своей пирамиды Маслоу, просто решили: «А теперь займемся чем-нибудь для души — для начала отменим рабство!»

Причем происходило это постепенно: в начале в своей песочнице сделал, потом соседу-государству рассказал, потом соседям соседа, и вот уже весь мир на новых рельсах.

Собственно, похожее происходит и с филантропией. Люди заработали денег в бизнесе и решают заняться чем-то для души в филантропии. Мне даже кажется, что они не полностью осознают, что это филантропия. Они просто делают что-то для души, для отдыха от работы так сказать. Просто часто получается так, что всё, что делается не ради денег — оказывается для общественного блага, т.е. филантропией по сути.

И делают это они по уже проторенным нейрофизиологическим дорожкам, которые помогли им преуспеть в бизнесе. Т.е. через «измеряем, тестируем и зарабатываем». Просто так проще. Человек же — ленивое существо.

В итоге новое поколение филантропов по сути не донорствуют, а строят новые бизнесы, но просто с меньшим процентом прибыльности, с более долгим временем возврата на инвестиции,и с большим социальным импактом нежели традиционные бизнесы.

Возможно, если у них, все будет хорошо, эта песочница поглотит существующие классические бизнесы. Филантропия, которая была вскормлена бизнесом, поглотит этот самый бизнес. Как капитализм поглотил рабство, которое в начале вскормило его. Как бирюзовые организации поглотят менеджмент, который отчасти проложил им дорогу.

Возможно, их ждет успех, т.к. глобализация сделала сложной конкуренцию только за счет уникального продукта или сервиса. Конкуренты все быстро копируют и ставят цену ниже. И тут мы начинаем отдавать предпочтение тем, кто outbehave, а не outperform. И вот это outbehave может быть тем самым социальным импактом, которое оказывает бизнес.

Источники ко всему этому:

1) https://philanthropynewsdigest.org/off-the-shelf/why-philanthropy-matters
2) https://www.huffingtonpost.com/entry/the-power-of-giving-why-philanthropy-is-important_us_595f94f2e4b08f5c97d068dd
3) https://www.mckinsey.com/industries/social-sector/our-insights/why-philanthropy-is-r-and-d-for-business
4) https://www.worldfinance.com/strategy/the-rise-of-the-philanthropy-giants
5) https://www.forbes.com/sites/skollworldforum/2013/05/02/the-rise-of-social-entrepreneurship-suggests-a-possible-future-for-global-capitalism/#4d9e42e1348c
6) https://www.bcg.com/publications/2016/innovation-strategy-how-tech-entrepreneurs-are-disrupting-philanthropy.aspx

 

 

Причина существования зазывал

Нет более доступной и нелицеприятной работы, как зазывала на туристических улицах.  Это мультиканальный спам: зазывалы не только кричат, всучивают бумажки, но еще и лезут к тебе в личное пространство. За это их многие и не любят.

Но главная причина нелюбви к ним — их нежелания учиться. Они не учатся кричать и лезть только к тем, кому это действительно нужно. Ну, например, к такому виду туристу, который когнитивно оглушен от чужого языка, джет-лага, климата, других лиц вокруг, что «о боже, наконец-то ты мил-человек, зовешь в среднюю забегаловку с конскими ценами — я согласен».

Почему не учатся?  Потому нет обратной связи на их неэффективность. Представьте себе, как бы они стали избирательнее, тактичнее и образованней, если бы им отключали голос на 40 минут за каждый неточный зазыв?! И вот тут бы либо эта профессия исчезла, либо мы бы наблюдали мощнейший рост профессионализма и в конце какие-нибудь соревнования на лучшего зазывалу.  Хотя лучше, чтобы исчезла.

Пока нет обратной связи в виде конечного рубля, никто особо улучшаться не будет. Зачем? Нет стимула. Они же и так терпят. Покупают. Пользуются. Приходят на выступления.

Когда чувствуешь себя странно из-за чужого хорошего английского

В Стокгольме (Швеция) — все ну очень хорошо говорят на английском.

Представьте себе — не-центр (до него на метро ехать еще станции 4), заходите вы в местную мини-«пятёрочку» рядом с домом, а там продавец начинает с вами общаться на английском. И не в жанре «моя с твоя 2 евро», а на нормальном английском. О погоде; о дожде в 29 декабря; о том, что если уж зиму хотите, то стоило поехать на север Швеции; а вы откуда? оу, из России, прикольно… Т.е. нормальный диалог заинтересованного человека, которому скучно стоять целый день за прилавком.

И вот этот когнитивный диссонанс «продуктового у дома в полуподвале» и разговора на очень хорошем английском «о путешествии на север Швеции», заставляло меня чувствовать себя странно. Я не стал бы чувствовать себя странно от такого разговора с нативным спикером (США, Австралия, Англия и т.д.)  А тут будто бы это телепередача розыгрышей со скрытой камерой.

У нас в России, если человек хорошо говорит на английском и это не требования работы/семьи, то это явно ну очень продвинутый человек. Человек, который сознательно инвестировал кучу времени в изучение языка, который для жизни на нашей территории не является жизненно-необходимым. Очень полезным — да, но жизненно-необходимым — вряд ли. Ну и понятно, что с такими стереотипами, продавец выглядит розыгрышем.

Как пример с другой стороны: друг переехал работать по контракту в Бельгию, [мощное пересечение бизнесов на французском, немецком, голландском и, конечно же, английском] но разрешение на работу только у него, а у жены нет. Жене скучно. Я предложил временно неофициально устроиться официанткой. Ну чтобы быть в среде, да и язык подтянуть. Я понимаю, что это не самая прорывная идея. 🙂 На что мне ответили: «Ага, а требование в 4-5 языков к официантам, не хочешь?»

Где-то куча языков — это норма для официанта (не самая интеллектуальная профессия, если сравнить с учеными или программистами), а где-то второй язык — это уже признак продвинутости.

А теперь бум-тарарах, продажа и call-to-action—  если вы еще не знаете английский, то, возможно, стоить начать учить. Это одна из лучших инвестиций в себя. На английском перед вами откроется масса… нет, океан профессиональной, научной и даже художественной литературы и просто знаний и возможностей. А пообщаться с продавцом — ну это же не главное.

В чем задача современного бизнес-тренера

Люди чему-то учатся, когда много и сознательно работают. Чудес не бывает. Навык и знания — это новые нейронные связи. Если вы думаете, что навык он где-то в другом месте храниться, то уверяю, что нет. Он хранится в нейронных связях.

Эрик Кандел получил нобелевку за исследование над аплизией — в нем он наглядно показал, что обучение и запоминание приводят к образованию новых нейронных связей. И не сразу, а через многократное повторение.

И тут есть две крайности:

1) «Всему не научишь, а поэтому пускай будет приятно» — практика есть, но еще больше всяких разминок и игр»
2) «У нас только 8 часов — все пашем от звонка до звонка» — тут практики много, но она из разряда «кто не успел сделать, как я сказал, тот пускай подойдет к тем, кто успел, или какая разница».

И вот задача хорошего современного тренера не создать атмосферу и позволить группе прикоснуться к прописным истинам, а потом легко и непринужденно сделать 1-2 упражнения, в перемешку с кучей бессмысленных разминок и игр. Нет. Это эдьютеймент. Это очень неплохо на конференции и ярмарке талантов. Люди что-то разок сделали, но от этого навык не получится. И уж точно задача тренера не в том, чтобы  загнать людей до пены в попытке впихнуть невпихуемое (это вообще самая частая ошибка начинающих бизнес-тренеров).

Задача тренера помочь группе пройти сквозь этот микро ад лекций, заданий-практики и полезной критики. Это нечто посередине между «тренинг понравился, но бесполезно» и «тренинг возненавидели и он сомнительно полезен». А на выходе, мне кажется, получается полезный долгосрочный результат.